Федерация против Дзицюк-Павлов

Post cover image

Утром 20 марта 2020, украинское фигурнокатательное сообщество было потрясено новостью о том, что Украинская Федерация Фигурного Катания (УФФК) исключила из своих членов Екатерину Дзицюк – Ивана Павлова и их родителей. Пресс релиз об исключении, помимо прочего, закрывал пару доступ в школы фигурного катания в Киеве и доступ ко льду.

Екатерина и Иван – действующие чемпионы Украины, и Иван, как одиночник – двукратный чемпион Украины, трёхкратный чемпион Украины среди юниоров, и представлял Украину на множестве международных турниров, включая чемпионаты Мира и Европы почти десятилетие, демонстрируя стабильный рост.

Фото: Дмитрий Путинцев для ufsf.com.ua

Причиной исключения указано “грубое нарушение дисциплины родителями и спортсменами … на чемпионате мира среди юниоров 2020”, без каких-либо подробностей.

Жёсткий тон и отсутствие деталей породили больше вопросов, чем ответов. После неожиданного завершения карьеры Софии Нестеровой – Артёма Даренского в марте, Екатерина и Иван были не просто сильной и многообещающей парой – они были единственной парой, которая могла бы представлять Украину в следующем сезоне среди взрослых. Насколько грубым должно было быть нарушение дисциплины, чтобы уничтожение единственной пары в стране было оправданным?

Автор этих строк присутствовал на этом юниорском чемпионате мира в Таллинне в качестве члена организационного комитета, и имел возможно наблюдать “грубое нарушение дисциплины” воочию. Но прежде чем мы перейдем к рассказу, есть пару моментов, которые важно знать для контекста.

Украинская федерация

Украинская Федерация Фигурного Катания (УФФК) это не совсем тот тип организации, которая обычно подразумевается под словом “федерация”. Украина была частью СССР в течении 72 лет, и унаследовала советскую модель организации спорта. В СССР вся спортивная активность централизованно подчинялась и контролировалось правительством. Советская модель организации спорта представляла собой жёсткую иерархию, в которой те, кто выше имели полный контроль над теми, кто ниже. Вся система работала на основную задачу – приносить медали стране и повышать престиж страны на мировой арене. Эта иерархия, законодательно и ментально, остается основой украинской спортивной системы по сей день, и УФФК является ярким представителем это структуры.

В то время, когда в большинстве стран федерации создаются клубами фигурного катания для достижения общих целей, в Украине всё наоборот – это правительство и федерация решают, кто и где будет иметь доступ на лёд и право тренировать. Технически, вы можете создать “клуб” и пытаться арендовать лёд самостоятельно, но для государства и для федерации вы не будете существовать. Единственная реальная возможность для фигуристов продолжать кататься, а для тренеров тренировать – это стать частью централизованной государственной спортивной системы школ (ДЮСШ – Детско-юношеские спортивные школы), которая полностью контролируется федерацией.

Если кому-то в федерации не нравится какой-то спортсмен или тренер – они не дают возможности тренировать или кататься в этой системе, что означает никакого будущего в Украине. Вся система держится на бессилии, страхе и повиновении, но это то, как она работала десятилетиями, и работает до сих пор.

Тренер и мать

Как говорится, за каждым успешным спортсменом стоит сильная мама. Это более чем справедливо применимо к маме Ивана – Алле Павловой. С дипломом инженера и проведя годы, путешествуя по миру в коллективе народных танцев, она превратилась в полноценную маму фигуриста. Воспитывая троих детей, в течении 17 лет она ежедневно выполняла функции менеджера, физиотерапевта, тренера, бухгалтера, спонсора и персонального водителя для своего сына.

Алла Павлова проводила каждую тренировку на катке, наблюдая, снимая на видео и анализируя технику сына. Она освоила Dartfish – специализированный софт для анализа техники спортсменов задолго до того, как тренеры в Украине о нем услышали. Алла пересматривала тысячи видео с фигурным катанием ежедневно, используя любой шанс чтобы найти интересные идеи для улучшения программ и техники сына. Она делала всё возможное, чтобы найти наилучших тренеров и условия для Ивана Павлова. В какой-то момент, стало очевидно, что ему нужна более квалифицированная помощь, чем та, которая была доступна в Украине и Алла начала искать её за рубежом.

Благодаря своей инициативности, она нашла возможность организовать тренировки Ивана с известными российскими тренерами – Алиной Писаренко, и, позже, благодаря помощи Галины Кухар и программе развития ISU - с Игорем Пашкевичем и Сергеем Дудаковым. Усилия Аллы дали плоды, когда в 2011-м году Иван за короткий период освоил все тройные прыжки. При возвращении в Киев, на единственный каток, на котором была возможность тренироваться, задача стояла “не потерять прыжки”. Все тройные Иван выучил с российскими тренерами благодаря усилиям и инициативности его мамы.

Следующий ключевой прыжок, тройной аксель, Иван уже выучил с мамой. Хотя она официально не была частью советской спортивной иерархии (не работала в ДЮСШ), она всегда была у бортиков, снимая на видео каждую попытку прыжка, дотошно анализируя и разбирая технику дома, сравнивая технику сына с техникой других спортсменов кадр за кадром, изучая англоязычные видео от мировых тренеров и консультируясь с иностранными тренерами, с которыми она подружилась. Первый свой тройной аксель Иван прыгнул на тренировке, когда официальный тренер отсутствовала, и его мама, как всегда, стояла возле борта со своим айпадом и выполняя функцию тренера.

Это же повторилось со следующим важным этапом для каждого одиночника – четверным прыжком. Иван прыгнул свой первый четверной на тренировке, когда официальный тренер (Дмитрий Шкидченко на тот момент) отсутствовал, и мама была у борта, корректируя технику.

За всё это время, старшие тренера и федерация не только не заметили этот явный успех и появление нового потенциала и тренерского таланта в Украине, но вели себя откровенно враждебно к нему. Когда Алла пыталась оформиться официально тренером в ДЮСШ – ей отказывали (“Вы не тренер!”, “Покажите результаты, тогда подумаем!”). В советской спортивной иерархии родители всегда занимали низшую позицию, и убеждение, что “родитель не может быть тренером” не позволяло членам федерации видеть, что происходит у них перед глазами.

В 2017-м Алла Павлова поступила в Национальный университет физкультуры и спорта Украины. Она получила диплом бакалавра по специальности “Тренер по фигурном катанию” 19 июля 2019 – через два года после того, как смогла научить своего сына тройному акселю и четверному тулупу.

Несмотря на отсутствие поддержки со стороны федерации, Алла продолжала быть неофициальным тренером Ивана, в том числе когда он перешёл в парное катание.

Аккредитация на чемпионате мира среди юниоров

Вернёмся к нашей истории. Выступая в парном фигурном катании уже второй сезон, Иван, с новой партнёршей Екатериной Дзицюк, открыл сезон выступлениями на двух этапах юниорской серии Гран-при (JGP Croatia Cup 2019 и JGP Baltic Cup 2019), заняв 7-е место из 15, что является хорошим результатом для новой пары. На этих турнирах ISU Алла Павлова была официально частью украинской команды и аккредитована как тренер.

Для тех, кто мало знаком с органиционными вопросами международных соревнований – аккредитация это процесс признания организатором функции человека, и предоставление доступа в необходимые зоны. Аккредитационные формы отправляются федерацией и одобряются организаторами и ISU. Обычно аккредитованным участникам выдаются бейджи, идентифицирующие их роль. За предыдущие годы Алла Павлова уже имела хороший опыт участия в международных турнирах в качестве тренера:

Вторым тренером пары числилась Арина Кузнецова, которая начала работать с ними за пару месяцев до начала сезона и была назначена школой (ДЮСШ). Небольшое пояснение – для того, чтобы иметь возможность кататься на льду выделенному ДЮСШ, у пары должен был быть “официальный тренер”, который числится в школе. Поскольку Алле отказали в возможности устроиться тренером, решением было иметь второго тренера из ДЮСШ. В советской системе не фигуристы выбирают тренера, а система назначает тренера фигуристам.

На тот момент Арина была малоизвестна в Киеве, и не имела опыта работы с парами. В отсутствии выбора и явных возражений, пара начала работать с Ариной и быстро нашла общий язык. Алла Павлова продолжала быть неофициальным тренером, отвечая за большую долю технической подготовки. На международные старты заявляли двух тренеров – Аллу и Арину. Такой тандем всех устраивал – Алла имела возможность готовить пару, Арина выводила спортсменов и сидела в kiss&cry уголке, как официальный тренер. В декабре Екатерина и Иван завоевали титул чемпионов страны и показали уверенный рост в течении сезона. Они пропустили юниорский чемпионат Украины из-за травмы партнёрши, но активно готовились к выступлению на юниорском чемпионате мира.

"Вы не тренер"

В конце января, стали появляться слухи о том, что участие Екатерины и Ивана в юниорском чемпионате мира под угрозой. Арина Кузнецова, как официальный тренер, отвечала за бюрократическую и логистическую часть поездки, заполнение форм и коммуникацию с федерацией. Когда официальные формы были отправлены в ISU, Алла с удивлением обнаружила, что её в списке нет.

Это означало, что на свой дебютный чемпионат мира – и самый главный старт в сезоне – наши национальные чемпионы должны ехать без своего основного тренера. Это было особенно пугающе для 15-ти летней Екатерины, для которой это был её первый чемпионат мира, и которая, как никогда, нуждалась в тренере, которому она полностью доверяла и слушалась. Арина Кузнецова, будучи их тренером больше по бюрократическим причинам, не могла одна дать спортсменам тот уровень технической и моральной поддержки, который давала Алла. Важно помнить, что мы говорим о парном катании – самой опасной дисциплине в фигурном катании, где малейшая ошибка может привести к трагическим падениям партнёрши с высоты.

Учитывая тот факт, что Алла Павлова как тренер всегда ездила за свой счёт, уже имела больше опыта стартов на международных соревнованиях, чем Арина, и отвечала за техническую сторону тренировок пары, объективных причин не аккредитовывать её не было. Поначалу была надежда, что это простое недоразумение, которое можно решить просто объяснив ситуацию в федерации, но с или без помощи Арины Кузнецовой, федерация твёрдо стояла на своём – Алла не тренер и не может ехать как тренер.

Типичное общение с руководством федерации выглядело вот так (скриншоты общения Аллы Павловой с Анной Турчиновой – вице-президентом федерации):

Чтобы понять чуть лучше масштаб того, насколько это было важно для спортсменов и тренера, достаточно будет сказать, что весь месяц перед чемпионатом мира, Алла Павлова делала всё возможное и невозможное, чтобы найти способ таки быть со своими спортсменами у бортика на тренировках в Таллинне. Она пыталась официально устроиться в другую ДЮСШ (чтобы убрать аргумент “вы не официальный тренер”), и искала возможности быть заявленой от другой страны как тренер. Но, после нескольких недель стресса и бесчисленных попыток достучаться до федерации, выбора не оставалось и она должна была ехать в Таллинн с аккредитацией “шаперона” (роль для родителей, которая даёт только возможность пользоваться шаттлом из отеля).

За это время, коммуникация и отношения между спортсменами, родителями и официальным тренером, Ариной, ухудшились. Арина была ответственна за решение этого вопроса в первую очередь. Теперь же, она не просто не помогала его решить, но и заняла открыто пассивную позицию – “каждый думает за себя” (прямая цитата). Сознательно или нет, но Арина обеспечила себе возможность быть единственным тренером пары на чемпионате мира, пожертвовав доверием спортсменов и родителей.

Что произошло в Таллинне?

Таллинну повезло провести юниорский чемпионат мира в начале марта, когда пандемия COVID-19 только начинала набирать обороты, и ISU не отменило чемпионат. Проверки температуры на входе катка Тондираба были предметом для шуток, так как люди ещё не знали, что ждёт мир в ближайшем будущем.

Я был в Организационном Комитете на этом старте (роль никак не связанная с Украиной или федерацией), и проводил большую часть суток на катке. Разумеется, я был рад встретиться с нашими спортсменами и тренерами, многих из которых я знаю много лет.

На тот момент я уже был хорошо наслышан о проблеме с аккредитацией и пытался найти решение этой нелепой ситуации. Будучи частью команды, отвечающей за процесс аккредитации, я знаю все правила ISU касательно аккредитации и объяснил, что есть возможность дозаявить тренера на месте, с помощью специальной формы. Я бы убедился, что члены ISU рассмотрит заявку максимально быстро, и всё что требовалось – это подпись тим-лидера (капитана команды) украинской команды на заполненной форме. Тим-лидером в этой поездке была Ольга Петрова – директор одной из киевских ДЮСШ и давний ветеран федерации. И если в большинстве команд других стран тим-лидер это человек с наивысшими этическими и моральными ценностями, который говорит спортсменам “Я здесь для того, чтобы вам помогать и защищать”, то в такой организации, как УФФК тим-лидер даже не считает нужным здороваться со спортсменами.

Когда спортсмены буквально молили Ольгу Петрову поставить подпись и разрешить их тренеру быть на тренировках с ними, она лишь бросила “У вас есть тренер” и захлопнула дверь.

На этом этапе, общение между тренерами и Ариной Кузнецовой было полностью нарушено. Они не общались, но нужно было как-то продолжать готовиться к выступлениям (первые несколько дней перед стартом у спортсменов есть тренировки на тренировочной и на главное арене). На одной из тренировок, родители, которые могли наблюдать за процессом издалека, заметили неоправданно нервные движения Арины по отношению к партнёрше. Когда они встретили детей после тренировки в коридоре, они увидели испуганную и заплаканную Екатерину. Эмоциональный стресс, накопившийся из-за всей ситуации, разрушенное доверие к Арине – тренеру назначенному федерацией, давал по себе знать, и на тренировках с Ариной пара не могла исполнить элементы, которые обычно не вызывают проблем. Алла пыталась сделать всё возможное, чтобы поднять дух детей, тренировала их вне льда (куда ей федерация не могла закрыть доступ), но было тяжело убрать тот разрушительный эффект который эта враждебность оказывала на спортсменов.

Екатерина Дзицюк - Иван Павлов оказались в ситуации неоправданно экстремальной враждебности со стороны федерации – организации, чья главная задача как раз защищать и помогать спортсменам. УФФК никогда не славилась поддержкой своих спортсменов, но в тот момент её руководство активно прилагало усилия, чтобы уничтожить месяцы и месяцы ежедневного труда. Мотивация и дух спортсменов были сильно подбиты, совсем накануне их главного старта в сезоне.

Оба родителя (Алла Павлова и Алла Дзицюк) единогласно приняли решение прекратить сотрудничать с Ариной в тот момент, когда увидели испуганную и заплаканную Екатерину. Парное фигурное катание – это самая опасная дисциплина, травмы в котором могут быть не совместимы с жизнью. В один миг вопрос сменился с “мы хотим, чтобы наши спортсмены хорошо выступили” на “это небезопасно для жизни выпускать детей на старт в таком состоянии”. После неимоверного количества стресса, разговоров и выплаканных слёз, пара приняла решение выступить несмотря ни на что, и выступили достаточно неплохо. На следующий день ребята откатали и произвольную программу – при этом в kiss&cry с ними сидела Ольга Петрова, которая приложила свои усилия к тому, чтобы не дать возможности их тренеру подготовить пару. Выходить на лёд чемпионата мира и защищать флаг Украины при таком количестве стресса и вражды со стороны Украинской федерации – это, безусловно, подвиг.

При этом, по сумме базовой оценки технических элементов, пара была второй (!) в произвольной программе на своём первом чемпионате мира среди юниоров.

Исключение

Согласно пресс-релизу, решение об исключении пары было принято на заседании Президиума N42, прошедшего 10 марта 2020. Кто именно входит в Президиум, кто именно присутствовал на этом заседании, как именно было принято решение – не известно, поскольку федерация не публикует протоколы заседаний и не объясняет как именно она принимает решения.

Лучшее, что мы можем сделать, это взглянуть на структуру Президиума федерации.

 

Действующий президент федерации, Михаил Макаров, продолжает давнюю традицию УФФК использования должности президента в качестве разменной монеты. В своё время УФФК давало должность почётного президента Леониду Кравчуку (первый президент Украины), затем должность президента получили Людмила Супрун (украинский политик) и Евгений Ларин (серийный помощник депутатов, согласно сайту posipaky.info). Михаил Макаров также был помощником депутата у Виктора Медведчука и членом “Оппоблока”, и имеет большой список организаций и компаний записанных на своё имя. У нас нет оснований полагать, что он знаком с украинским фигурным катанием, его людьми и его историей, поэтому его участие, с большой долей вероятности, тут формальное.

Следующая позиция в иерархии УФФК – должность вице-президента, которую больше двух десятилетий занимают известный фигурист и олимпийский чемпион Виктор Петренко и глава отдела зимних видов спорта при Министерстве спорта* Даниил Амирханов, он же муж Марины Амирхановой, старшего тренера сборной больше двух десятилетий. Виктор Петренко обитает в США ещё с 90х годов, и редко посещает Украину. Его участие в принятии решений федерацией неизвестно, но есть все причины полагать, что его титул лишь формальность и нужен федерации исключительно для престижа (олимпийский чемпион в президиуме любой организации добавляет важности).

Третий титул вице-президента принадлежит Анне Турчиновой – декану Национального университета Драгоманова. Она является женой секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Александра Турчинова, и известна своими публичными гомофобными высказываниями и регулярными оскорблениями в адрес фигуристов и фанатов фигурного катания.

Среди других членов президиума также важные позиции принадлежат Ирине Медведевой, Марине Амирхановой, Ольге Петровой и Дмитрию Дмитренко (также известный украинский фигурист, ставший функционером УФФК). Ирина Медведева, также занимая позиции в федерации более двух десятков лет, накопила большую историю конфликтов со спортсменами.

Учитывая вышесказанное, можно исключить Виктора Петренко и Михаила Макарова из списка людей, которые инициировали и приняли решение об исключении пары. Даниил Амирханов воспринимает украинское ФК через призму мнения своей жены, и Анна Турчинова имеет очень посредственное представление о реальности украинского ФК (что видно из скриншотов выше), поэтому их мнение легко поддаётся манипуляциям аксакалам федерации, занимающих свои позиции десятилетиями. Такая динамика принятия решений там использовалась и раньше, и у нас нет причин считать, что в нынешнем составе УФФК что-то работает иначе.

Это не совпадение, что Марина Амирханова была тренером Ивана Павлова в 2012-2015. Её позиция жены главы Спорткомитета по зимним видам спорта и главного тренера УФФК в течении более 20 лет даёт ей уникальный и беспрецедентный контроль над тем, кто из спортсменов поедет на главные международные старты. Эта позиция в такой иерархической системе как УФФК дала ей возможность десятилетиями гарантировать, что у талантливых спортсменов нет выбора, кроме как становиться её учениками. Согласно многочисленным рассказам многих спортсменов и родителей, которыми с нами делились за все годы существования сайта, Марина Амирханова использует широкий набор манипулятивных тактик – от распространения слухов о молодых тренерах до открытого шантажа – для того, чтобы контролировать поток способных детей. Впрочем, иногда переход к ней это единственный выход – УФФК за 30 лет существования не сделала ничего для развития института взращивания новых тренеров, что тоже есть прямой обязанностью должности главного тренера.

Разумеется такая тактика не может принести результаты, поэтому неудивительно, что все фигуристы, перешедшие к Марине Амирхановой, покидают её физически и морально травмированными без достижений на мировой арене. Согласно множеству рассказов от украинских фигуристов, одна из вещей, которую Марина Амирханова ненавидит – это когда от неё уходят спортсмены по собственной воле. Иван Павлов был одним из них.

Ирина Медведева, Марина Амирханова и Ольга Петрова как раз были в Таллинне, и были в постоянной коммуникации с Ариной Кузнецовой, но не с спортсменами. Эти три многодесятилетних представителя федерации были именно теми людьми, которые превратили подготовку и выступление чемпионов Украины на чемпионате мира в кошмар.

Теперь эти же люди имели полную власть над механизмом принятия решений в Федерации, и решали судьбу пары.

Они приняли решение уничтожить пару.

Выводы

Если что-то советская система спорта не любит больше всего, так это неповиновение. Не важно, насколько талантлив и ценен спортсмен – если он неугоден кому-то сверху иерархии, его уничтожают.

Основываясь на информации выше, мы можем сделать вывод, что исключение наших чемпионов Украины, талантливой и прогрессирующей пары, было не “грубым нарушением дисциплины”, а актом мести от Марины Амирхановой, и, вполне вероятно, Ирины Медведевой и Ольги Петровой.

Они не только многократно нарушили статут УФФК, искусственно создав спортсменам и тренерам преграды для выполнения своей работы, но и в очередной раз продемонстрировали, что УФФК как организация давно провалилась – принятие решений сконцентрировано в руках маленькой группы людей, и эти решения приводят к стабильному исчезновению фигурного катания в Украине.

Это уничтожение спортсменов, конечно, не единственный случай. Слишком много украинских фигуристов имеют их личные истории конфликтов и уничтожения федерацией. За последние два десятилетия более 70 талантливых спортсменов сбежали от УФФК и покинули Украину, что можно увидеть в нашем последнем исследовании. Огромное количество детей и спортсменов бросают фигурное катание благодаря деструктивным советским методам тренировок, которые активно оберегаются федерацией. Новые катки не могут появляться в умирающей экономике украинского фигурного катания, и не удивительно, что они и не появляются. УФФК стабильно уничтожает украинское фигурное катание десятилетиями, но уничтожение чемпионов Украины в угоду советской системе иерархии и личной мести – это одно из самых кричащих и неприкрытых проявлений того вреда украинскому фигурному катанию, которое мы лицезрели за последние годы.

Планы на будущее

Екатерина и Иван в хорошей форме, и надеются, что в других странах их талант и трудолюбие оценят по достоинству. Мысль о том, что можно будет кататься не в атмосфере ненависти и вражды от федерации, похоже, приободряет в эти непростые дни. Безусловно, пандемия COVID-19 повлияла на шансы спортсменов найти новую страну или партнёров, но это временная трудность. Пара надеется продолжить кататься вместе, но они также рассматривают вариант того, что придётся найти новых партнёров в разных странах.

Вот несколько слов от самих ребят:

Вы можете высказать своё мнение о происшедшем на нашем форуме или написать слова поддержки спортсменам через социальные сети.

Post is written in English, Ukrainian and Russian.

Follow us on social media